№ С4. Александра Филатовна Жидких - наша бабушка. Из мемуарных записей жительницы г. Кандалакши Г.Ф. Белошицкой (1940 г.р.) Авторская рукопись 2003-2006 гг. Публикация И.А. Разумовой, О.В. Змеевой. Примечания И.А. Разумовой, О.В. Змеевой. Оригинал хранится у Г.Ф. Белошицкой.

Правильно Феофилактовна, но в селе ее звали Филатовна. Наша бабушка, Александра Филатовна (в девичестве Плотникова), родилась 31 мая 1882 года в селе Кандалакша. Ее родители: Плотников Филат (Феофилакт) и Анисья (в девичестве Молвистова), имели еще 4-х сыновей:
Никифора, Якова, Архипа, Осипа (или Иосифа).

Достаток семьи был хороший, единственная дочка в семье была любима, имела все. Когда построили церковно-приходскую школу[1] в селе, в 1889 году, бабушке исполнилось 7 лет. Она настояла, чтобы ей разрешили в школу, но ходила в нее только один день. Потом отец Филат твердо сказал, что девочке в школе делать нечего, она должна заниматься домашним хозяйством.

И бабушка хорошо овладела всем, что необходимо в хозяйстве: уход за коровой, лошадью, овечками, курами, умение заготавливать корма для них, их сохранность. Снятие шерсти с овечек и обработка ее вплоть до шерстяных вязаных изделий. Умение изготавливать молочные продукты. Ставить сети на треску и селедку. Умение сохранить, продать, засолить улов. Умение пользоваться лодкой, веслами и парусом. Выпечка хлеба, заготовка продуктов на зиму, заготовка дров. Навыки обихода в доме. И во всем этом глубокая Православная вера, знание молитв, постов, икон, святых, праздников и так далее. Все, что приобрела бабушка в семье Плотниковых, очень ей пригодилось в последующие годы, для преодоления всех испытаний, которые приготовила ей судьба.

А пока юные годы, за ней ухаживал Пушкарев Петр Парфентьевич. Она даже отдала ему кашемировый платок (полушалок) в качестве задатка, что обещала выйти за него замуж. Но слово не сдержала, т.к. судьба свела ее с нашим дедом Жидких Евдокимом Ивановичем. В 1904 году она выходит за него замуж. Приданное за ней было солидное (с ее слов). Одних только кашемировых сарафанов 60 штук (из одного сарафана можно было сшить 2 платья), банка речного жемчуга, золотые кольца и сережки, шелковые шали и т. д. Помнится, что бабушка говорила о 12 оленях, но были они даны в приданое или нет - сведения неточные.

Итак, Александра и Евдоким сошлись по любви. Бабушка говорила, что прожила с дедом девять лет как один день, за это время один раз они поссорились. В 1905 году родился первенец Степан. И тут дед уходит на Японскую войну.

Одна из знакомых старушек гадала бабушке по руке и сказала, что замуж она выйдет по любви, что муж от нее уедет далеко, но вернется, а потом уедет не очень далеко, но не вернется. Так и получилось. С Японской войны дед вернулся, его еще называли Манчжурия, так как он именно там и воевал. У них родились еще в 1908 году - сын Федор, в 1910 г. - сын Феодос, а в 1913 г. - родилась двойня: сын Павел и дочь Анна. А через год грянула война.

Дед Евдоким с тяжелым сердцем уходит на войну, точно зная что не вернется, оставляя жену 32 лет с 5-тью детьми. Хозяйство осталось большое: корова, две лошади, двенадцать оленей, овцы, невод и на Мурманском берегу шняка[2] (помнится, что эта шняка была на 2-х хозяев: деда и еще кого-то).
Пока дети были маленькие, бабушке помогали ее братья, а больше всех она вспоминала Никифора. Бабушка умело управлялась с хозяйством: невод сдавала в аренду и получала 50% улова, шняка давала свои доходы и т.д. Подрастали сыновья. А потом череда несчастий. В 2-х летнем возрасте умерла единственная дочка Анна. В 13-ти летнем возрасте у старшего Степана появляются признаки эпилепсии от испуга (его ребята столкнули с льдины в холодную воду). И все время ждала мужа.

Когда с фронта вернулся Пушкарев Петр Парфентьевич и рассказал, как был ранен наш дед, но не числился ни в живых, ни в мертвых, решила ждать дальше. Хотя Петр Парфентьевич предлагал ей выйти за него замуж. Говорил, что возьмет ее со всеми детьми. Был очень настойчив в этом, а бабушка говорила: «А вдруг Евдоким вернется, что я ему скажу! Нет, буду ждать!» И ждала мужа всю жизнь. А жизнь обходилась круто. В 20-х годах была денежная реформа[3] и у бабушки пропали все накопления, которые были на тот момент. А денег было немало, она накопила на кирпичный дом для сыновей. Вот тогда бабушка единственный раз в жизни слегла. Лежала, не поднимаясь целую неделю, принимала только валерьянку.

Потом пришлось хоронить родителей, всех братьев и их жен. Потом началась коллективизация, раскулачивание. Местный комитет посчитал нашу бабушку середнячкой, и готовились к раскулачиванию и высылке[4]. Членом этого комитета был племянник деда Евдокима - Денис Гручин. Он глубокой ночью тайно пришел к бабушке, постучал в окно, а не в дверь и рассказал, что решил комитет, и предложил одного из сыновей записать в колхоз. Только благодаря Денису Гручину и его предложению удалось остаться в селе Кандалакша. Долго думала, а решение должно быть к утру, кого из сыновей записать в колхоз, и остановилась на Федоре (нашем отце). Решила, что Федька самый боевой, выкрутится как-нибудь (отцу потом всю жизнь пришлось выкручиваться). Вместе с Федором в колхоз забрали лошадь, корову (теленка оставили себе), оленей, сколько-то овец, шняку (на Мурманском берегу), невод. Первое время все животные: овцы, корова и лошадь приходили к своему двору. Не понимали глупые, что они уже колхозные.

Надо добавить, что в селе бабушка пользовалась большим авторитетом, к ней прислушивались и даже побаивались ее острого языка. Один пример: кума Геннадиха (Карташова Александра Михайловна), собрав в лодку своих дочерей и внучек нашей бабушки Валю и Шуру, поехали на острова за ягодами, грибами, рыбой. Весь день провели в трудах, а вечером стали собираться домой. Лодка стояла на отводе на 2-х якорях: с кормы и с носа лодки. Подтянув лодку к берегу, уложили вещи, корзинки с ягодами, уселись сами и поехали. Девочки гребли в 4 весла, а на корме Александра Михайловна. Лодка шла медленно, туго. «Девки, гребите вы бойчей-то, даже под носом (лодки) не фурчит». Девочки старались, пока кто-то не вспомнил, что не снял якорь с кормы, I вместо якоря в этот раз был привязан большой камень. Он и тащился за лодкой мешая развить скорость. Кума Геннадиха довольно перепуганная просила Валю Шуру: «Девушки, вы хоть вашей бабке-то не скажите, а то меня засмеют».

В селе бабушку за глаза звали скопой. Это такая хищная птица, которая когтями ловила рыбу, поднявшуюся близко к поверхности. Если рыба была очень большой, больше птицы, то старалась вырваться из когтей и уйти на глубину. Скопа даже в этом случае не отпускала свою добычу и могла погибнуть вместе с рыбой. Иногда рыбаки находили скелет рыбы и птицы в этой мертвой хватке. В бабушкином характере видно было что-то такое от скопы.

Помня завет мужа, выучить всех сыновей, бабушка сделала все, чтобы дать детям образование. Все они закончили 4-ре класса церковноприходской школы, а затем продолжили образование на различных курсах. Федор учился в Ростове-на-Дону и получил профессию моториста. Феодос учился в Кеми, вел аккуратные записи в тетрадях, разными чернилами вычерчивал чертежи, эти тетради я видела, но до сего времени они не сохранились, получил профессию механика или моториста. Павел служил в Красной армии, получил профессию связиста, а потом уже в Кандалакше получил профессию электромонтера. Степан закончил только церковноприходскую школу, а далее не учился в силу заболевания эпилепсией.
Но череда несчастий продолжалась. В начале 30-х годов заболевает Феодос воспалением легких. Болезнь протекала тяжело и с летальным исходом. Бабушка лечила его народными средствами. Чтобы прогреть, заставила залезть в протопленную печь париться. Но ничего не помогло и через 2 недели сына Феодоса не стало, ему было 22 года. Перед самой войной или в начале ее (точно не можем сказать) умирает старший сын Степан. Он работал сторожем в пекарне. Утром, идя домой с дежурства, на улице у него случился припадок эпилепсии, и Степан задохнулся, т.к. упал лицом вниз. Бабушка ждала сына дома, но видя, что его долго нет, отправила невестку Марию ему навстречу. Мария и нашла уже мертвого Степана Ему было 35 лет.

Перед войной 1941 года Александре Филатовне приснился вещий сон. Ей приснилась ее бабушка и сказала, что их всех ждет большая беда, «но ты, Филатовна, молись, молись, молись».

В канун Великой Отечественной войны у бабушки, по существу, не осталось никого из ее родни – Плотниковых, не было мужа, схоронила двух сыновей и дочку и даже маленького внука Феденьку.

В 1933 году женился сын Феодор, его жена - Мария Михайловна (в девичестве) Дурынина. У них родились две дочки: Валя в 1935 году и Шура в 1336. В декабре 1940 г. родилась девочка Галя. Таким образом, перед войной  семья сына Феодора уже состояла из пяти человек.

Жили вместе с бабушкой в избе № 1. Холостой сын Павел, только что окончивший срочную службу в Красной Армии, жил в избе № 2, работал в телефонной связи. Сын Феодор работал мотористом на рыболовецком судне в Баренцевом море от колхоза им. Сталина[5].
 
                                                          
[1] Построили церковно-приходскую школу в селе, в 1889 году. Церковноприходские школы (ЦПШ) - начальные школы при церковных приходах; начали создаваться после школьной реформы 1804 г.; находились в ведении Святейшего Правительствующего Синода. С 1884 г., согласно «Правилам о церковноприходских школах», создавались как одно- (2-годичные) и двухклассные (4-годичные), в начале XX в. стали соответственно 3- и 5-годичными. В одноклассных преподавались закон божий, церковное пение, чтение церковной и гражданской печати, письмо, арифметика, в двухклассных давались также сведения из истории. Обучение вели священники, дьяконы и дьячки, учителя и учительницы, окончившие церковно-учительские школы и епархиальные училища. С 1885 г. число ЦПШ значительно увеличились; в том числе на Кольском полуострове создавалась сеть таких народных образовательных учреждений на средства церковного ведомства и населения (в порядке самообложения). По сведениям И.Ф. Ушакова, жители Кандалакши вначале отказывались от дополнительных расходов на школу, но потом согласились вносить ежегодно на ее содержание по 15 р.; занятия в Кандалакшской школе вели не представители духовенства, а наемные учителя [Ушаков, 1972, с.452-453]. После Октябрьской социалистической революции ЦШП были упразднены.
 
[2] На Мурманском берегу шняка. Мурманский берег (или Мурман) - название Мурманского побережья, от Святого мыса до границы с Норвегией. На Мурмане отсутствовали постоянные поселения, в зимнее время побережье практически не использовалось вплоть до середины XIX в. Весной (довольно рано, в марте) и летом жители более южных районов отправлялись промышлять на Мурманский берег. Б. Риппас отмечает, что среди жителей с.Кандалакша морской промысел на Мурмане не был распространен: «Сами кандалакшане, имея у себя сельдяной промысел, живут на месте и в отхожие промыслы на Мурман не отправляются, разве может быть человек 10-20» [Риппас, 1895, с.11].
По историко-этнографическим сведениям, «основой промысловой хозяйства жителей Кандалакшской губы являлся лов сельди и трески в самой губе, в то время как население Терского берега занималось рыболовством»» в открытом море, речным и семужьим ловом, сельдяным ловом в Кандалакшское губе и зверобойным тюленьим промыслом на льдах р. Поноя» [Бернштам Лапин, 1974, с.20]. В данном случае наличие судна свидетельствует о том, что Кандалакшские поморы также занимались промыслом на Мурманском берегу.
 
[3] В 20-х годах была денежная реформа. Денежная реформа 1923-1924 гг. осуществлялась под руководством наркома финансов Г.Я. Сокольникова, в ход< ее были проведены две деноминации с выпуском т.н. «совзнаков»; 1 руб образца 1922 г. приравнивался к 10 тыс. прежних рублей, 1 руб. образца 1923 г к 1 млн. прежних рублей и 100 рублям образца 1922 г.; в результате обмена н: новые деньги 1 руб. 1924 г. равнялся 50 тыс. руб. совзнаков 1923 г., 50 млрд. руб. до деноминации 1923 г. К лету 1924 г. была создана единая денежная система, которая включала банковские билеты (червонцы) казначейские билеты и разменные монеты. Денежное обращение стал регулировать Госбанк. Введение в стране твердой конвертируемой денежной единицы позволило ненадолго остановить инфляционный процесс.
 
[4] Местный комитет посчитал нашу бабушку середнячкой, и готовились к раскулачиванию и высылке. Раскулачивание - политическая репрессия, которая применялась в административном порядке местным] органами исполнительной власти по политическим и социальным признакам на основании постановления ЦК ВКП(б) от 30 января 1930 г. «О мерах о ликвидации кулачества как класса». Термин рассматривается как собирательный (не правовой), поскольку «раскулачивание» могло быть связано с различным видами ограничений прав и свобод граждан, подвергавшихся репрессиям по классовыми, социальным и имущественным признакам. В раскулачивании участвовали местные «комитеты бедноты». Середняки (среднее крестьянство) в России крестьяне, занимавшие среднее экономическое положение между бедняками и состоятельным крестьянством. Вели хозяйство сами и с помощью членов семьи. К 1917 г. составили 20% всех крестьянских хозяйств, в 1928 г. 29-60%. В ходе коллективизации перестали существовать как социальный слой крестьянства: часть из них вступили в колхозы (многие по принуждению) или ушли из деревни, другие подверглись репрессиям в ходе «раскулачивания».
 
[5] Колхоза им. Сталина. Колхоз им. Сталина - рыболовецкий колхоз села Кандалакша, создан в 1930 г., существовал до 1956 г.; с 1956 г. - колхоз «Нива». В книге об истории Кандалакши среди активистов - «бывших красных партизан», способствовавших организационно-хозяйственному укреплению колхозов, назван  А.С. Жидких [Разин, 1991, с.88] - представитель другого рода однофамилец.

                                                                                                                                                                                  
ЛИТЕРАТУРА:
 
Бернштам, Лапин, 1974- Поморы Кандалакшского и Терского берегов Белого моря / Т.А. Бернштам, В.А. Лапин // Новое в антропологических и этнографических исследованиях (итоги полевых работ в 1972 г.). 4.1. М.: МАЭ РАН, 1974. С. 16-26.
 
Разин, 1991 - Разин Е.Ф. Кандалакша. Мурманск: Кн. изд-во, 1991. 164 с. (Города и районы Мурманской области).
 
Риппас, 1915 - Риппас Б.А. На Кольском полуострове: Отчет о поездке летом 1894 г. для осмотра местности по линии предполагаемой СПб.- Мурманской ж. д. Пг.: Тип. Мин-ва путей сообщения, 1915. 84 с.
 
Ушаков, 1972 - Ушаков И.Ф. Кольская земля. Очерки истории Мурманской области в дооктябрьский период. Мурманск: Кн. изд-во, 1972. 672 с.

Дополнительная информация

Threesome
Anal
Anal
Threesome
Threesome
Anal
Blowjob
Creampie
Creampie
Anal
Anal