№ К11. О закрытии властями Благовещенской церкви в Коле в 1960 г. Из рассказа жительницы Колы О.В. Обнорской (1948 г.р.). Расшифровка аудиозаписи. 2012 г. Запись Е.Р. Михайловой. Примечания П.В. Федорова, А.А. Малашенкова. Личный архив П.В. Федорова.

И они ночью открыли храм наш Кольский, погрузили все, ночью притом, так у нас коляне были настолько удивлены этим, что именно ночью как-то по-воровски, что ли, или как-то. Вот не знаю, какое слово можно подобрать...  Сняли все иконы, всю церковную утварь церкви, погрузили в машину. Машина такая была грузовая. И увезли. Куда? Чего? Неизвестно...  Все. И после этого… стали в церкви… там же раньше были печи. Мама топила все печи в церкви, мыла там все. И вот печи сломали, там все сделали… батареи провели, паровое отопление и стали делать мастерские школьные. Я в школе училась как раз. Они внизу сделали столярные, слесарные цеха, поставили станки. Такие мощные станки, на которых можно было спокойно работать, как в каком-нибудь, ну в цехе. А на колокольне сделали пошивочный… ну цех. Не то, что пошивочный, а как вот… дети… домоводство было. Дети шили. Там для девочек… ну помню, в общем, там шили ночные рубашки какие-то, еще чего-то. Там машинки ручные были. Это как школьные уроки были труда, понимаете. А внизу мы делали деревянные толкушки помню для этого самого… в церкви. Представляете, вот была церковь, храм был. Какая там была акустика. Я вообще не понимаю. Там когда вот дед пел, аж мурашки бегали по телу, я просто не могла даже… Акустика, у него такой голос сильный, мощный был. И вот после этого… сделали школьные мастерские, и мне надо было туда ходить. Понимаете, как я переступала этот порог… И там, где алтарь, сделали от алтаря… сделали холодный туалет в этом месте рядом с алтарем. Яму выкопали там… ну, холодный туалет для учеников. Именно, где алтарь. Рядом был похоронен священник Андрей Иннокентьевич Попов[1]. Выкопали его могилу, останки вот эти, куски парчи, всё… валялись на территории. Мы же там рядом… Это был… Я еще была… школьницей… мне было лет 12, наверное. От ужаса… я убегала, у меня волосы дыбом стояли. Ну и, естественно, в школе… у меня в школе подруг почти не было, когда я была вот в начальной школе… вот эти. Мальчишки посмелее были, они со мной дружили как-то, а девчонки, видимо, боялись. Потому что родители говорили, что со мной нельзя… боялись люди. Со мной нельзя, потому что я была … из… знаете… из не той семьи, которая надо. Меня и в октябрята не принимали, я знаю. Это я уже… Так обидно было, все были пионерами, а меня в самую последнюю очередь там с двоечниками приняли там. Ну вот, а недавно моя приятельница одна сказала. Она училась, она постарше, но вместе учились мы. У нее дед тоже священником был. Она и говорит: «Ольга, ведь все знали, что у тебя дед – священник, я боялась только одного – чтобы не прознали, что у меня был тоже дед – священник. Я боялась, я шарахалась отовсюду». Вот уже на пенсии мы, старые, да. Вот открываются такие моменты. Так что такие вот...  Через все надо, человеку надо пройти через все. А как же, а память о своих родных и любовь к ним? Это надо на всю жизнь оставлять, конечно



[i] Имеется в виду протоиерей Александр Иннокентьевич Попов (1827-1911), похороненный у Благовещенской церкви в г. Коле. Осенью 2012 г. усилиями прихода надгробный крест на его могиле был восстановлен.

Дополнительная информация

Threesome
Anal
Anal
Threesome
Threesome
Anal
Blowjob
Creampie
Creampie
Anal
Anal